Об ангелах в нашей жизни и демонах, о рае и аде, об архангеле Михаиле, о людях и любви, о Москве.

"Тайна архангела" – мистическая книга, но не перегруженная фантазийностью. Наполненная искрометным юмором и приближенная к реальности, она поражает масштабностью видения физического и духовного мира, новизной художественного описания рая и ада.

Объемность сюжета оставляет сильное впечатление и полноту ощущений целого мира, созданного филигранно. Каждый ангел, как и люди, имеет свою судьбу, которая делает его служение и связь со своими подопечными неповторимыми.

Люди как всегда полны исканий смысла жизни, страсти и любви, спасают, предают, живут, двигаясь каждый в русле своего выбора, теряя и находя, страдая и радуясь. Все сюжетные линии сливаются в итоге воедино, раскрывая глубину взаимоотношений, борьбу с грехом и страстями.

"Моя книга слишком светская для духовных и слишком духовная для светских", - как-то отметил автор. Я же отражу здесь не только свое мнение: роман замечательно подходит для новоначальных, то есть тех, кто недавно пришел к вере, и задумывающихся о духовной стороне жизни людей.

Об авторе книги  

Автор романа "Тайна архангела" Лиля Ветрова проживает в Москве. Имеет высшее юридическое образование и ученую степень кандидата юридических наук. По профессии - преподаватель вуза. В 2005 г., будучи на втором курсе университета, начала работу над своим первым романом "Тайна архангела". В 2008 г. роман был завершен и насчитывал 2 книги. Первая книга была издана в 2010 г., а вторая - в 2012 г. в издательстве "Реноме" (Санкт-Петербург). На сегодняшний день в процессе написания находятся еще два романа, которые, по сути, продолжают избранную автором тему. По вероисповеданию Лиля - православная христианка, свои произведения рассматривает как полет фантазии, не претендующий на реальное изображение тонкого мира, но облегчающий его восприятие людьми. 

 

Перо творчестваНичего подобного я не читала ранее. Автора отличает собственный неповторимый стиль изложения и владение словом.

В книге органично сочетаются мистика, фантастика и реальность, поэтому довольно сложно отнести книгу "Тайна архангела" к конкретному жанру. В ней описаны энергетические взаимосвязи, помощь ангелов в нашей жизни. Открывается суть взаимодействий между мирами в художественной форме и кардинальное отличие между ними по духовной составляющей.

Книга трогает пронзительностью чувств и глубиной раскрытия характеров героев. По словам самого автора, задуманный сюжет во многом задавался благодаря последним, стоило им появиться на страницах, они словно независимо творили свою судьбу. Это таинство творчества писателей  известно уже давно.

паутинаВидимое и невидимое, таинственное и непостижимое в христианской мистике "Тайна архангела".

Невидимая брань разворачивается на земле. На карту поставлены души людей. Можно только догадываться, что за этим стоит. Венец творения - человек, в центре событий.

Все вложенное в него при Творении весь опыт и энергия поколений - вот цель низших сил. Их задача заполучить это любыми путями. Ложь - главный козырь.

Все Силы небесные противостоят нечисти, они готовы на все ради спасения души человеческой.

Сам Архистратиг может стать водителем для души, если это потребуется. В чем его сила, какова его тайна? Кому откроется сокровенное?  

 

Читать книгу онлайн и скачать книгу бесплатно вы можете на нашем сайте.

Увлекательного и познавательного Вам чтения.  

 

 Скачать: "Тайна архангела" книга первая          

 Скачать: "Тайна архангела" книга вторая 

 

 

ГрехиО т р ы в о к  и з  к н и г и

"Ад не генерирует собственной силы, как испускает ее Бог, — вертелось в голове у Сергея. — Дьявол через своих демонов забирает энергию у людей. Как через трубочку сосет Землю… И все силы сливаются к нему одному, кто бы их ни достал".

Силы, полученные через грех. Это была единственная пища, сготовленная из страстей и для страстей. Только Самуил мог управлять ими. Никто иной без его милостивой подачки не мог получить ни капли. Ни генералы, ни Диана, никто. Ни он, ни Виолетта…

Сергей закрыл глаза, переживая то, что он существует за счет болезненных пороков, обуревающих чьи-то сердца. Всю жизнь он как ангел-хранитель боролся против этого. Теперь он демон. Служить Князю — его обязанность. Ослушаться он не мог, ибо таковы были законы и правила.

Виолетта в который раз за сегодня прильнула к нему, и он обнял ее миниатюрную фигурку. Он не чувствовал ничего, кроме опустошения и чего-то еще слезно трепетного, словно бьющаяся жилка. Это была жалость, которая заменила ему и любовь, и симпатию. 

На одну зарплату

Еще одна порция сил. «Пища» для тела, его зарплата.

Новоиспеченный падший ангел Сергей получил то, что причиталось за день и, произнеся короткие слова благодарности, побрел к себе. Неистовая мощь ада огромна, как бушующий океан, и, словно лужица посреди дороги зарплата демонов третьей касты. Процесс был налажен на славу. Щедро откачиваемая из Земли энергия стоками лилась в тела демонов-служителей и, хранясь в сердцах, доставлялась в ад, где, сданная начальникам отрядов, перетекала в сводный адский потенциал, которым владел один лишь Князь, единолично. Одновременно шла и обратная процедура. Из силы дьявола автоматически распределялись порции для генералов ада, единственных, кто получал их по умолчанию.

АнгелочекО т р ы в о к  и з  к н и г и

Школа для маленьких ангелов примыкала к западной части райского сада. Вернее сказать, это была даже не школа, а особое пространство, где жили только молоденькие ангелочки и их учителя и няни. Многоярусная воздушная громада, заменяющая классы для различных возрастов, плавно переходила в обширный сквер, где резвились все от мала до велика. В сквере было много зелени и цветов, детские площадки и импровизированные замки, игрушки стояли прямо в ящиках на земле, а в воздухе летали воздушные шары.

Замечательные овражки и пригорки, деревья и лощины, в которых так весело было играть в прятки и догонялки. Сюда каждую неделю наведывался любимец малышей архангел Гавриил, который постоянно придумывал что-то новое, приносил изобретенные им безделушки, и лично веселился с подрастающим поколением на просторах школы, повергая в смех воспитателей.

Время

О т р ы в о к  и з  к н и г и 

Взгляд ангела с какой-то сиюминутной тоской остановился на стуле, стоявшем у кровати. Там лежал мобильный телефон. Сергей наклонился, вглядываясь в него. Он даже слез с кровати, приседая на корточки и пытаясь выявить из чуда-связи что-то ему нужное. Не-ет… Надо же было ей догадаться положить мобильный вниз дисплеем?.. Как он теперь увидит местное время?.. Сергеем почти что овладел соблазн взять да и перевернуть трубку, чтобы посмотреть на циферки, но это было против правил, и он сдержался. Поднявшись на ноги, он прошел сквозь дверь, направляясь смотреть время в кухню. 

Автор: Лиля Ветрова

 

 

 

 

НезабудкаО т р ы в о к  и з  к н и г и

— Незабудка, — улыбнулся Михаил. — Она встретилась мне на пути, и я сразу вспомнил, что… 

— Незабудка? — оживился Габри. — Ты ее видел?

— Да, конечно. Я — Я не за обсуждение. Я за свободное творчество без плагиата, — авторитетно заявил Гавриил. Он сдвинул пушистые, словно их причесывали расчесочкой, брови, отчего стал уморительно серьезен. Его взгляд привлек маленький цветочек, который бережно держал в руке Михаил.

— Что это? — спросил Гавриил.же говорю: она появилась и пода…

— Когда это было?.. Давно?! — взбудоражился Габри, мигом позабыв о всех постигших его скорбях.

— Минут пятнадцать назад, — пожал плечами Михаил. — А что?..

Но Габри уже не слушал. Он озирался по сторонам, будто пытаясь вычислить азимут.

— Незабудка, Незабудка, Незабудка, — шептали его губы. — Где же ты? Я знаю, что где-то рядом… Ты должна быть тут…

Все замолчали, наблюдая за Габри. Внезапно рядом с Агнесс блеснула маленькая звездочка.

— Ага!.. — Габри вытянулся в струнку, как собака, напавшая на след.

Его указательный палец метнулся в сторону помощницы Михаила.

Взгляд в себяО т р ы в о к  и з  к н и г и

Агни обернулась. К ней шла Диана в длинном платье, вся в золотых украшениях. Помощница архангела так увлеклась битвой, что позабыла о том, что стоит на скале демонского штаба, чуть пониже дьявольского шатра. Княгиня преисподней подплыла к сестре, придерживая пальцами подол. Ее взгляд по-женски оценивающе скользнул по фигуре и одежде Агнесс, не упуская детали. По всему, Диана казалась удовлетворенной. И тем, какая шла битва, и тем, как Самуил успел ее сегодня приодеть. Агнесс посмотрела в лицо демонессы. Они не виделись так близко многие столетия.

— Привет, Диана, — проговорила Агнесс.

— Приветствую, — кивнула Диана. — Как твои дела, ангельская дева? Не устала прыгать по камням в кольчуге? — ее голос звучал с подтрунивающей насмешкой. Она ощущала себя прекрасной королевой рядом с этой растрепанной простушкой, закованной, как мужчина, в железо и источавшей тухлый запах чужой крови.

— Немного, — ответила Агнесс, наклонив голову.

— Признаюсь, ты великолепно смотрелась, особенно когда отправила в ад это чучело Варфоломея. Я горжусь тобой. Не всякая женщина умеет доказать мужчине, что она тоже на что-то годится, кроме его любви.

Диана будто подбирала слова, которые не изрезали бы уши сестры своей грубостью.

— Я не…

— Жаль, что в итоге все равно все решат мужчины, — продолжала Диана, не слушая Агнесс. — Как всегда. Немножко жаль, что это закон жизни, — она поиграла золотистой прядью волос. — Они все решают за нас. Нам же остается только выбирать, кто лучше. Согласись, тоже не худшая перспектива иметь такую возможность, какую имеем с тобой мы. Что, Агни, посмотрим теперь, кто из нас сделал правильный выбор?..

Падение ВладычицыО т р ы в о к  и з  к н и г и

Неожиданно перед Княгиней выросли фигуры шести адских генералов. Диана подняла плавный подбородок.

Княгиня, здравствуй, — напротив стоял улыбающийся Ираклий. Он фривольно заслонил собой дорогу, не позволяя ей пройти дальше и жуя, как травоядная скотинка. Рядом каменной стеной возвышался Варфоломей.

— Привет, — коротко произнесла Диана. Не прося, чтобы отошли, она попыталась протиснуться между мужчинами, но наткнулась на сомкнутые плечи.

— Куда ты так спешишь, прекрасная? — поинтересовался Ираклий.  — Не хочешь поговорить?..

— Нет, не хочу. Пропустите меня немедленно, — потребовала Княгиня.

— Как пыхтит от старания, — проговорил Варфоломей, глядя, как Ираклий, смеясь, сдерживает ее на месте. — По-моему, она к тебе неравнодушна, парень. И, разумеется, к нам тоже как к твоим друзьям.

— Урод паршивый! Чтоб ты сдох, косой черт!.. — заорала на Варфоломея Диана.

Бешенство перехлестнуло в ее теле, она чудилась разрывающейся фарфоровой статуэткой на фоне адских глыб мужских фигур. Глаза Варфоломея стали наполняться черной яростью, но Диане было уже все равно. Она рвалась и хрипела, как пойманная дворняга. Рука Варфоломея медленно потянулась к ее шее.

БогоматерьО т р ы в о к  и з  к н и г и

Пресвятая Дева говорила негромко и ласково, так нежно, как говорит мать с ребенком. И каждое ее слово проникало в душу, принося успокоение и уверенность, умиряя непримиренные мысли. Михаил касался взглядом ее лица, теплого, озаренного светом.

Обрамленное почти черными волосами, сияющее лучами рая, оно было так молодо, но в зрачках таилась такая мудрость и полнота, что оставалось только умолкнуть и удивляться про себя этой чистой и совершенной красоте темных, как спелые каштаны, глаз. 

— Твое лицо печально, — произнесла она. — Но скорбь бессильна. Она больше не коснется твоей души. Долгое время. 
— Благодарю тебя, — почти прошептал Михаил. — Благодарю… Я бы не справился сам.

Теперь он чувствовал, как скучал по ней, и, удивительно, как она была рядом с ним все эти нелегкие дни.

— Бедный мой мальчик… Сколько тебе досталось сегодня. Но не торопись… Если хочешь помолчать, у нас есть время, чтобы ответить на все вопросы позже.

— Есть ли?.. — молвил Михаил.

— Есть, — уверила Мария.

Михаил умолк. Не вставая с колен, он придвинулся ближе, усаживаясь так, что его лицо оказалось на уровне ее плеча. 

Как мирно было в движении воздуха и как хотелось просто тишины вдвоем. Он не считал минуты, когда почувствовал в груди силу говорить. 

— …почему всегда так случается? — молвил он. — Почему ангелы, которые были рядом со мной, вдруг в один момент исчезают?.. В этом виноват я?

Дева-ангел

О т р ы в о к  и з  к н и г и

Агнесс сменила на посту вечного города генерала Владислава.

Она стояла на вечернем небе так, что ей открывалась живописная панорама всего города. Спокойного как, казалось, никогда. Ее осанка по-прежнему была безупречна, а во взгляде твердость, как и подобает воину небесного легиона. Однако теперь она держалась на одной силе воли.

Агнесс чувствовала, как сердце ее рассыпалось на мелкие осколки. Она не считала время. Для нее все перемешалось и остановилось. Не имели значения тикающие часы битвы, не принимались в расчет иссякающие ее силы. Из глаз медленно сочились слезы.

Не зная, какой ответ дать на заданный ей вопрос всей жизни, она молилась Богу, все свое сердце обращая к Нему Одному. Она прислушивалась к себе, к своему рассудку, к своей интуиции, ожидая единственно правильного «да» или «нет», которое было бы от Господа. Но ничего кроме эмоций и переживаний не внимало ей изнутри.

...Пережитые минуты все еще казались вечными, но время словно мелькало быстрее и быстрее. Солнце поднялось над горизонтом, возвещая о прошествии ночи. И вместе с восходом Агнесс ощутила, как боль улеглась внутри. Казалось, она выстрадала ее всю без остатка. Внутри воцарилась тишина.

Архангел МихаилО т р ы в о к  и з  к н и г и

Самуил с оскалившимся пылом ринулся на Михаила в последней исступленной атаке. Но первый архангел сумел отбросить и этот штурм, нанеся несколько ответных режущих ударов. Падший архангел был вынужден отступить.

Он отодвинулся от брата, тяжело вдыхая и меча искры ненависти из черных зрачков. Если бы эти глаза могли бы проглотить, они поглотили бы его. Михаил стоял напротив. Его грудь часто и беззвучно вздымалась вместе с кольчугой, в левой руке блестел истерзанный ударами меч.

Силы иссякли. Самуил вычерпал все что мог из адской атмосферы, из каждой комнаты, улицы и закоулочка. 

Взгляд Михаила остановился на лице Самуила. Они смотрели друг на друга без сил, без мощи, неспособные шевельнуться. И что это было в глазах первого архангела? То была грусть, безграничная сострадающая любовь, но не тоска и не сожаление.

Плечо Михаила подалось вперед. Выбрасывая перед собой согнутое колено, он вытянул левую руку, простирая меч в заключительном броске

Автор: Лиля Ветрова
 

СессияО т р ы в о к  и з  к н и г и

Если бывало такое, что жизнь тянет из тебя жилы, так уж все одновременно. Май нагрянул на свой пик вместе с проливными дождями и заметным похолоданием. Университет закусил удила: преподаватели перед грядущей сессией разбушевались, мягко обещая надрать всем шеи и на каждую навесить по хомуту. 

Марина любила хомуты забот. Какой-то тоскующей любовью мазохистки. Однако она не понимала, зачем, елки-моталки, вешать их на кого-то насильно?.. 

Она вернулась домой мрачнее обычного. Сегодня умудрилась повздорить со старостой и с ужасом обнаружила большие проблемы по одному из предметов после объявления оценок за письменные работы. И откуда они, блин, появлялись, эти проблемы, и почему, действительно, в ее жизни никогда не бывало все гладко?.. 

Мон-Сен-МишельО т р ы в о к  и з  к н и г и

Дыша ожиданием в предвкушающей груди, приблизился день двадцать первого ноября. Еще накануне вечером, двадцатого числа, в атмосфере повисло ощущение почти новогоднего волшебства. Словно что-то изменилось в наполненном душной смесью воздухе, как будто ангелы в преддверии праздника мешали неповторимый вкус пломбира с приторно-сладким домашним вареньем. Розовым маслом пахло в темном небе, и звезды сияли по-особенному… Свои и принадлежащие всем в равной степени. Такие разные стены и купола храмов славословили то, что уже свершилось в церковном дне.

Агнесс встретила первые лучи солнца взглядом небесных глаз. Утренний свет проникал в уголок первого архистратига, золотя ее русые волосы и исполняя лицо ангельским таинством.

- С праздником тебя, - ее улыбка оказалась первым в этот день поздравлением для вернувшегося из еще спавшего города Земли Михаила.

Ударом фанфар ворвалась в уголок мощь этого дня. Михаил знал и чувствовал, что сила, сходящая с небес, увеличилась сегодня в тысячи раз. И теперь он, как и другие братья, превратился в раскаленный распределитель, пропускающий через себя букеты белоснежных лучей и отправляющий их вниз, на планету, а также всем остальным обитателям небесного мира.

ФеяО т р ы в о к  и з  к н и г и

- Ты мне еще не рассказал, кто такая травяная фея, - вспомнила Виолетта.

- Да? Как я мог? - покачал головой Сергей. - Это упущение надо срочно исправить. Слушай внимательно и запоминай, - он улыбнулся в темноту и придвинулся ближе к ее уху. - Когда я был маленький-маленький…

Старинная сказка архангела Гавриила. Как он любил ее, когда учился в первом классе, три тысячи лет назад…

- Когда я узнал про травяную фею, я потерял покой. Можно даже сказать, что это была моя первая влюбленность, - промолвил Сергей. - Я несколько месяцев лазил по всем кустикам и былинкам и искал ее…

Виолетта слушала, приникнув щекой к его плечу, и молчала, слегка теребя пуговицу на его рубашке. Сергей, у которого всегда, когда он вещал о чем-то, появлялся повествовательный запал, не следя за пальцами, рисовал знаки на ее руке.

 - Кто же мог знать, кто мог подозревать тогда. О, ведь это казалось таким несбыточным и невероятным! Что через три тысячи лет я все-таки встречу травяную фею!.. Оказывается, прав был Габри, что они появляются тогда, когда видят, что мы нуждаемся в их присутствии

СлезыО т р ы в о к  и з   к н и г и

И хозяева этого места угадывались с первого взгляда на пламенную внешность. Ур в архангельском костюме из яркой ткани с традиционным плащом через плечо, а рядом с ним под стать ему женщины: рубиновая цветом волос, облаченная в длинное платье Зарина, первая и ближайшая, хранительница сердца архангела любви; рыжая, будто морковка на разрезе, и веснушчатая девушка, ее подруга Лиза; и два сыплющих искрами юноши с огненными волосами: Артем и Федя.

- Это Илюша, знакомься, - сказал Уриил, любовным взглядом поглаживая мальчика, который жался у его ног.

- Привет, Илюша!.. Меня зовут Гавриил, я - архангел творчества и вдохновения, и я очень… - представился Габри, радостно подходя к малышу.

Светло-карие, казавшиеся золотыми под солнечным лучом глаза страдальчески поднялись на высокого архистратига.

- Я не специально… Я больше не буду кидаться огненными шарами в архангелов… Честно… Верните меня в школу… Не надо меня в ад…

- Не! Ты не бойся, я не по аду, - успокоил его Габри. - Я больше по воздушным шарикам и игрушкам.

- Я знаю, - ответил Илюша осведомленно. - Это он всех отправляет в ад! - его палец указал на Михаила. - Я правда буду лучше учиться, отпустите меня…

- Кто тебе внушил эти глупости про ад? - Уриил наклонился над мальчиком, заглядывая в его жалобное лицо. Рука, блеснув рубином кольца, коснулась плеча ребенка.

рождение ангелаО т р ы в о к   и з   к н и г и

- Оп, по-моему, мой рождается, - вдруг произнес он. Торопливо направляя вперед ладони, Костя поспешил последовать примеру Андрея, опуская полосу света на Землю, совершенно в другой район Москвы, где сейчас в одном из роддомов мучилась от потугов роженица. Проникая через крышу, свет растворил перекрытия здания и открыл взору ангелов родовую палату.

Взгляду Андрея представилось чистое помещение, столь знакомое ему как ангелу-хранителю. На родовом кресле лежала новоиспеченная мама, вокруг нее суетились люди в белых халатах. Похоже, Костя чуть-чуть проворонил момент – на руках они уже выносили маленького сморщенного младенца. И этот первый детский крик. Ни с чем несравнимо.

трансформацияО т р ы в о к   и з   к н и г и

Андрей давно знал про способность ангелов уплотнять свой организм настолько, чтобы приблизить его состояние к физическому миру людей. Однако он и не подозревал, что ему придется это использовать, по крайней мере, сейчас. Но когда в руке хулигана показался нож, времени на раздумья уже не оставалось. Из другого мира он кинулся, не думая, кроме как о том, чтобы спасти ее. А теперь он не понимал, как себя вести. Исключительный способ, применявшийся очень редко и обычно кратковременно, вызывал страшные перегрузки тела и дискомфорт внутри. Но Андрей понятия не имел, как завершить эту возникшую случайно беседу.

— Вы не проводите меня?.. Я тут совсем рядом живу, — прерывая тишину мыслей, робко прозвучал ее голос. — А то я теперь боюсь одна идти. Вдруг он там где-то стоит…

А вдруг и правда стоит?.. Во всяком случае, отступать ему было поздно.

ангел милости

О т р ы в о к  и з  к н и г и 

Младшему из братьев архангелу Иеремиилу выпала, пожалуй, одна из самых тяжелых ролей в этом мире. Он был сотворен Богом, когда уже никто не гадал его увидеть, и через много тысяч лет оставался забытым во многих религиозных книгах об ангельском мире. Робко ожидаемый, рожденный последним из высших духов, он появлялся тоже последним, когда не было уже другого ответа на праведный гнев.

Мил был архангелом милосердия. Символом носивший на груди своей золотой медальон в форме сердца, закрытый тайно, запечатлевший в себе сокровенность божественной милости.

Он был тем, кто, пребывая в самом жестоком, зверином мире уродливых болезней человеческого грехопадения, каждую минуту впитывал творившееся вокруг зло, пропуская сквозь свое нежное тело все изуверства Земли, очищая, отмаливая, ходатайствуя прощение тем, кто его не был достоин.

ПодругиО т р ы в о к  и з  к н и г и

Слух Марины резанул неприятный заливистый смех. Она вспомнила, как Аня всегда называла такой идиотским. И все нормально как будто было вокруг, только внутри все дрожало и бежало, как по беговой дорожке, прочь. Денис с улыбкой смотрел на развеселившуюся девушку, поигрывая черными отблесками глаз. Его смуглое запястье скользнуло на музыкальную полку.

— Что слушать будем? — поинтересовался он.

— А что есть?.. — подняла брови Аня.

Стоя, как межевой столб, Марина наблюдала за тем, как ее подруга самой красивой походкой, которой плавала по улицам в лучах взглядов, приблизилась к Дэну и остановилась рядом. Изгибаясь, разве что узлом не завязываясь, чтобы лучше осмотреть все имеющиеся диски, она полностью нырнула в эту полку, поглощенная музыкой и его обществом. В эти минуты они оба забыли обо всем.

На граниО т р ы в о к   и з   к н и г и

Марина едва удержалась за ручку, чтобы не отлететь к другому окну, как боулинговый шар. Аня шарахнулась от плеча Дениса, к которому ее припечатало на повороте. С ревом мотора автомобиль выехал из арки и, светя фарами, погнал по переулкам.

- Не помял? – Денис оглянулся на выпущенное Марой ругательство.

- Не помнешь так просто!.. – воскликнула Марина, поправляя волосы.

- Отлично, - Денис рассмеялся и, не давая девчонкам прийти в себя, снова крутанул рулем.

Аня вскрикнула, зажмуривая глаза. Марина вцепилась в спинку ее сидения. Дэн, разогнавшись на развилке, повернул к проспекту на красный свет. Марину оглушило гудение водителей. Как в бреду она услышала вопли Дениса.

- Пошли к черту!.. – он высунулся в открытое окно.

Марине показалось, что ее сейчас оторвет от сидения и выкинет в мир иной. Денис не собирался снижать ранг выпендрежа. Выехав на набережную, он продолжил курс экстремального вождения.

Игра в карты

Землей не тронуты

И между небом,

Закутаны по плечи

В простынях,

Сидели души,

Не раскрывшись телом.

Играли души

В карты. На себя.

ВоительницаО т р ы в о к   и з   к н и г и

Агнесс выпрямила стан. Ее взор растолкал гущу боя. Там, посреди элитников третьей адской армии, Михаил один боролся с оттеснившими его от своих воинов демонами Булата. На архангеле висели уже четверо, и он с трудом отбивался, вращаясь как юла.

Помощница ринулась на выручку своему архангелу. Но не успела она и разогнаться как следует, как рядом с Михаилом из воздуха возник ангел с мечом небесного легиона, но не в форме, и пошел косить ряды армии злобы. Михаил даже не оглянулся на прибывшего. Ощутив подкрепление, он смог расправить плечи и спина к спине с ангелом пошел в контрнаступление.

Агнесс слегка изумилась одежде и внезапности появления, но долго удивляться ей было некогда. Она поняла, что там в ней больше не нуждаются и тут же сменила направление своего бега, влетая в левый фланг смешавшихся колонн Була и Варфоломея. Буквально прорубая себе в кольчугах дорогу, она добралась до воительниц легиона, которые сражались обособленной группой в самой чаще элитников первой адской армии.

ангел-стражО т р ы в о к   и з   к н и г и

Толпа оголтелых молодых людей струилась по улицам города, круша все на своем пути. Объединенные одним бесцельным желанием, они бежали по асфальту, по проезжей части, по тротуарам мимо домов, лишь для одного – бить и ломать. И горе было тому, кто попадался на их пути в этот солнечный и ветреный осенний день.

Ее плечо почти прикасалось к его руке. Она чувствовала его крыло позади своего крыла. Они стояли на небесной глади и оба смотрели на Землю. Ладонь Михаила лежала на рукояти меча. Он молчал. Агнесс ни о чем не спрашивала. Она ждала, пока его губы, едва шевельнувшись, отдадут приказ: в бой. За спинами архангела и его помощницы по струнке выстроились генералы небесного легиона, ожидая момента, когда нужно будет следовать за начальниками.

ПадениеО т р ы в о к   и з   к н и г и

Сергей чувствовал, как падает вниз по беспросветному, будто железному, тоннелю. На тело его со всех сторон словно давили невидимые прессы. Всем собой он ощущал боль и страшную пустоту впереди. Уплотнившееся сознание слышало лишь стук не справляющегося с биением сердца. Он уже не принадлежал себе. Черное ничто тянуло его в себя, и он не мог сопротивляться этой страшной поглощающей силе. В последней агонии Сергей понял, что борьба его отчаяния бесполезна. Он зажмурил глаза и, не имея возможности ничего видеть и слышать, потерял счет времени, а затем лишился чувств.

Когда ангел очнулся, его как отрубило от всего происходящего. Несколько секунд он не мог осознать, что с ним случилось, и какой это век.

В прострации Сергей попробовал пошевелиться, но не понял, смог или нет. В закрытых веках висела беспробудная темнота, в ушах слышался протяжный металлический гул. Сергей лежал лицом в чем-то липком и мерзком.

скорбь ангелаО т р ы в о к   и з   к н и г и

Сколько раз Сергей уже говорил себе, что вот теперь он точно стал демоном. Но только сейчас он понял, что окончательно сделался таковым, лишь когда прошел боевое крещение. Как страшный сон среди затянувшейся тяжелой яви, виделись ему сцены Земли. Если бы он знал, сколько безотрадной тяжести, сколько непосильного груза доставит ему когда-нибудь любимая в прошлом планета, он бы, наверное, никогда не согласился выйти на ее просторы. Сегодня Сергей впервые вступил в противостояние с ангелами и первый раз ощутил, что действительно предал своего Бога.

И пусть он не видел ангела-хранителя, но в биении человеческого сердца чувствовал ту трепетную нить, которую сам когда-то хранил, которую любил и ласкал собственной душой, и которую в один миг оплел самой мерзкой сетью, самой грязной нечистотой, которую только могло еще вынести его собственное сердце. Сердце умершего выродка, колотившееся в загноившейся груди.

лебедь в лучахО т р ы в о к   и з   к н и г и

Как трудной шарадой увлекшись отыскиванием обманов и решением уравнений собственного греха, он не осознавал, что искрится в ее глазах. Того, как говорит она, как переменилась она. Так могла преобразить только любовь.

«Не уразумеют сердцем…» Безумец! Он был так самоуверен: считал, что настолько прав, что может ей не верить, что вправе обманывать и при этом обвинять в обмане ее!.. Клеветать, что она животное, которой нужно только одно!.. Конечно, какое рогатое животное признается, что может чувствовать она, когда не смог почувствовать он?!..

«Да не обратятся, чтобы Я исцелил их». Безумный гордец!.. Какое же безрассудство он изображал перед Жанной, внушая самому себе, что он сильный, когда на самом деле он был слаб, как колосок!.. Такое лицемерие, игра на публику, в то время как Виолетта работала всей душой над собой, внутри себя.

О т р ы в о к   и з   к н и г и

- Почему ты ушла из рая? Что ты искала в аду, чего не смог тебе дать ангельский мир?..

- В аду? – Жаша усмехнулась. На ее лицо легла тень лукавого удовольствия. – Власть, силу, удовлетворение от жизни. Мне приятно чувствовать себя значимой, знать, что я могу подчинить любого своим желаниям. Они всегда сбываются, чего бы я ни захотела. Здесь я могу быть самой собой: красивой, страстной, жестокой. Думать, о чем хочу, поступать, как хочу, даже одеваться, как захочу. Для меня не действуют правила. Вот что я нашла в аду. А кем бы я была у вас? Одной из девочек в розовых юбочках? В преисподней моя власть равна королевской. Пусть и без короны пока. 

Мужчины заглядываются на меня, открыв рты, и не смеют подойти, пока я им не велю. Ни одна женщина мне не конкурент. Я ставлю перед собой цель и всегда добиваюсь ее, наслаждаясь при этом всеми прелестями существования. Вот таков ответ. Или тебе этого мало?  

- Да нет, вполне достаточно, - отозвался Сергей. Он помедлил. – А радости жизни – это сладострастие и любование своим величием?..