ангел-стражО т р ы в о к   и з   к н и г и

Толпа оголтелых молодых людей струилась по улицам города, круша все на своем пути. Объединенные одним бесцельным желанием, они бежали по асфальту, по проезжей части, по тротуарам мимо домов, лишь для одного – бить и ломать. И горе было тому, кто попадался на их пути в этот солнечный и ветреный осенний день.

Ее плечо почти прикасалось к его руке. Она чувствовала его крыло позади своего крыла. Они стояли на небесной глади и оба смотрели на Землю. Ладонь Михаила лежала на рукояти меча. Он молчал. Агнесс ни о чем не спрашивала. Она ждала, пока его губы, едва шевельнувшись, отдадут приказ: в бой. За спинами архангела и его помощницы по струнке выстроились генералы небесного легиона, ожидая момента, когда нужно будет следовать за начальниками.

ПадениеО т р ы в о к   и з   к н и г и

Сергей чувствовал, как падает вниз по беспросветному, будто железному, тоннелю. На тело его со всех сторон словно давили невидимые прессы. Всем собой он ощущал боль и страшную пустоту впереди. Уплотнившееся сознание слышало лишь стук не справляющегося с биением сердца. Он уже не принадлежал себе. Черное ничто тянуло его в себя, и он не мог сопротивляться этой страшной поглощающей силе. В последней агонии Сергей понял, что борьба его отчаяния бесполезна. Он зажмурил глаза и, не имея возможности ничего видеть и слышать, потерял счет времени, а затем лишился чувств.

Когда ангел очнулся, его как отрубило от всего происходящего. Несколько секунд он не мог осознать, что с ним случилось, и какой это век.

В прострации Сергей попробовал пошевелиться, но не понял, смог или нет. В закрытых веках висела беспробудная темнота, в ушах слышался протяжный металлический гул. Сергей лежал лицом в чем-то липком и мерзком.

скорбь ангелаО т р ы в о к   и з   к н и г и

Сколько раз Сергей уже говорил себе, что вот теперь он точно стал демоном. Но только сейчас он понял, что окончательно сделался таковым, лишь когда прошел боевое крещение. Как страшный сон среди затянувшейся тяжелой яви, виделись ему сцены Земли. Если бы он знал, сколько безотрадной тяжести, сколько непосильного груза доставит ему когда-нибудь любимая в прошлом планета, он бы, наверное, никогда не согласился выйти на ее просторы. Сегодня Сергей впервые вступил в противостояние с ангелами и первый раз ощутил, что действительно предал своего Бога.

И пусть он не видел ангела-хранителя, но в биении человеческого сердца чувствовал ту трепетную нить, которую сам когда-то хранил, которую любил и ласкал собственной душой, и которую в один миг оплел самой мерзкой сетью, самой грязной нечистотой, которую только могло еще вынести его собственное сердце. Сердце умершего выродка, колотившееся в загноившейся груди.

лебедь в лучахО т р ы в о к   и з   к н и г и

Как трудной шарадой увлекшись отыскиванием обманов и решением уравнений собственного греха, он не осознавал, что искрится в ее глазах. Того, как говорит она, как переменилась она. Так могла преобразить только любовь.

«Не уразумеют сердцем…» Безумец! Он был так самоуверен: считал, что настолько прав, что может ей не верить, что вправе обманывать и при этом обвинять в обмане ее!.. Клеветать, что она животное, которой нужно только одно!.. Конечно, какое рогатое животное признается, что может чувствовать она, когда не смог почувствовать он?!..

«Да не обратятся, чтобы Я исцелил их». Безумный гордец!.. Какое же безрассудство он изображал перед Жанной, внушая самому себе, что он сильный, когда на самом деле он был слаб, как колосок!.. Такое лицемерие, игра на публику, в то время как Виолетта работала всей душой над собой, внутри себя.

О т р ы в о к   и з   к н и г и

- Почему ты ушла из рая? Что ты искала в аду, чего не смог тебе дать ангельский мир?..

- В аду? – Жаша усмехнулась. На ее лицо легла тень лукавого удовольствия. – Власть, силу, удовлетворение от жизни. Мне приятно чувствовать себя значимой, знать, что я могу подчинить любого своим желаниям. Они всегда сбываются, чего бы я ни захотела. Здесь я могу быть самой собой: красивой, страстной, жестокой. Думать, о чем хочу, поступать, как хочу, даже одеваться, как захочу. Для меня не действуют правила. Вот что я нашла в аду. А кем бы я была у вас? Одной из девочек в розовых юбочках? В преисподней моя власть равна королевской. Пусть и без короны пока. 

Мужчины заглядываются на меня, открыв рты, и не смеют подойти, пока я им не велю. Ни одна женщина мне не конкурент. Я ставлю перед собой цель и всегда добиваюсь ее, наслаждаясь при этом всеми прелестями существования. Вот таков ответ. Или тебе этого мало?  

- Да нет, вполне достаточно, - отозвался Сергей. Он помедлил. – А радости жизни – это сладострастие и любование своим величием?..