Лучи в лесуВажность смирения, то есть принятия воли Господа, согласие творить ее, какими бы ни были обстоятельства жизни, подчеркивается во многих религиях. В то же время смирение чаще всего не может возникнуть в результате одномоментного волевого акта, это то, к чему надо постепенно прийти, используя помощь свыше.

В противном случае, человек может впасть в ложное смирение, а на самом деле – в уныние и отчаяние которое лишает радости жизни, парализует волю и творческое начало. По меткому выражению отца  А. Меня, отчаяние является своеобразной формой самоубийства*. Истинное же смирение, напротив, позволяет обрести мир с Богом и гармонию с самим собой и продолжать жить в нашем несовершенном мире.  

Многие говорят сами себе, что «должны смириться», «должны терпеть». Такое «долженствование» вытекает из заповедей Божьих, однако его не следует понимать однобоко. Господь ожидает от человека, прежде всего, устремления к Нему, которое позволяет через сотворчество человека и Бога преобразить жизнь на земле, улучшить характер, сделать личность более совершенной. Особенно ярко нацеленность на сотворчество проявляется в христианстве: Иисус пришел в мир, сочетая в себе Божественное и человеческое, чтобы преодолеть людскую немощь. Соединяясь с Иисусом, христианин также может исправить свою поврежденную грехопадением природу.

Если же мы в понятие долженствования вкладываем только свои усилия, это означает, что мы следуем совершенно иной установке, которую, опять же следуя очень удачному выражению отца А. Меня, можно назвать магическо-йоговской**. Маг стремится манипулировать высшими силами, подчиняя их своей воле с помощью определенных ритуалов, а йог должен достичь всего своими собственными усилиями, никто ему не помогает. Подобная установка, к сожалению, присуща фактически нам всем и тяжело преодолима. И в общем-то она обесценивает смысл христианской религии.

Если человек «смиряется», начиная считать себя полным ничтожеством, которому «так и надо» - побольше всего плохого в жизни, потому что он «очень грешный» и «плохой», это свидетельствует не только об унынии, но и о комплексе неполноценности. А последний очень опасен не только тем, что отравляет нам жизнь, но и тем, что является  обратной стороной гордыни.

Что как ни наша ущемленная, скулящая гордыня заставляет нас так сильно страдать из-за несоответствия желаемого действительному? А после, когда это надоедает, гордыня взвивается с удвоенной силой, «компенсируя» наши страдания, часто за счет других людей. И происходит это потому, что истинного принятия жизни и воли Господа так и не произошло.

Другой сложный вопрос касается смирения, требования «подставить другую щеку» и необходимости энергичной жизненной борьбы, творческого поиска и отстаивания своих интересов.  Здесь нет какого-то универсального решения. Человеку следует принимать события именно в определенный, конкретный жизненный момент, полагаясь на Божественный промысел  и обращаясь к Господу с молитвой. При этом необходимо сохранять веру и надежду, тем самым «впуская» Божественную волю в свой мир, чтобы она могла изменить его. Потому что только Богу возможно все.

Смирение должно проявиться и тогда, когда человек, имеющий духовные идеалы, подвергается гонениям в той или иной форме. Так как их нужно вытерпеть и пережить, не растеряв того хорошего, что имеешь. Смирение состоит в том числе в осознании собственного несовершенства, а также несовершенства любой видимой церкви и религии (как мирских институтов, а не как невидимой Божественной общности), и при этом продолжении своего пути к Богу.

В жизни человека в то же время почти всегда присутствует активная борьба, отстаивание своих интересов и интересов своих близких, что вовсе не обесценивает идею смирения и так же заложено в учении Иисуса, который не стеснялся обличать лицемеров и выгонять из Иерусалимского храма торговцев. Также и апостол Павел не смирился с противоречивым отношением апостола Петра к язычникам, прилюдно вопросив его: «Если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?» (Гал. 2:14).

Смирение, таким образом, - важнейшая составляющая духовной жизни, которую нельзя считать лишь личным достижением, но одновременно и даром, и завоеванием в результате соединения Божественной помощи с человеческим устремлением.

Смирение позволяет обрести спокойствие и радость в жизни, несмотря на обстоятельства, принять себя и других такими, какие мы есть. Оно вовсе не исключает творческого поиска, борьбы на духовном поприще, необходимости защитить свои убеждения и своих близких людей.

На одном этапе жизни мы можем смириться, а на другом начать активно бороться. Когда следует поступить так, а когда по-иному, подскажет жизненный и духовный опыт, покажет ситуация, поможет понять молитва, обращающая нас к Творцу.

Автор: Лилия В.

______________________

*Фортунатова Н.Мой огненный ангел.М.:Дом Надежды,2009.С.154

**там же С.158

 

Похожие статьи:

"О смирении"

"Грех и покаяние"

"Вытеснение эмоций и религиозное напряжение"

"Терпение и смирение"